Постмодернизм

               

                                             Постмодернизм

                Термин постмодернизма в современном смысле означает новое направление, которое в действительности является частью продолжающего свое развитие модернизма.

               Свойственное постмодернизму отсутствие логики и порядка является отражением современного мира, в котором логика, кажется, растворилась в невоздержанности общества.

              Эксцентричность и отсутствие вкуса превратились в инструменты дизайнеров, а все кричащее и банальное стало модным.

    Постмодернизм включал в себя любое отклонение от строгого модернизма.

    Лозунг постмодернизма: «Искусство ради искусства». Требовались новые необычные решения, вытекающие из уникальности ситуации, отказавшись от единого метода в архитектуре, в интерьерах постмодернизма могут сочетаться, как бы абсолютно противоположные понятия такие как – история и современность, природа и техника, разнообразие форм в архитектуре постмодернизма, не поддается систематизации. Можно отметить такие систематические особенности, как склонность к динамичным, разрастающимся структурам, криволинейным и суженным поверхностям, внезапным разрывом и расслоением объемов, поворотом и скольжением осей. Скрывается свободное пространство  для дизайна – «Нет запретов».

 

 

 

 

 

 

 

 

                 VERSACE и культура постмодернизма

    Постмодернизм – длящееся событие, и сложить его в картину как законченную историческую данность мы пока не можем. Имя Джанни Версаче принадлежит нашему времени. В определенном смысле оно стало его символом. Отделить его от культуры постмодернизма крайне трудно да и нет необходимости.

    Традиционной критикой принято разделять области архитектуры, живописи, театра, кино или высокой моды и независимо оценивать их произведения. Однако современный мир столь мобилен и информация распространяется так быстро, что к постмодернистской культуре не представляется возможным подходить с этих позиций. Архитектура теряет свою долговечность, в то время как мода приобретает статус высокого искусства и претендует на создание не просто одежды, а стиля жизни и поведения, что в свою очередь диктует архитектуре и искусству особые условия.

    Постмодернизм нельзя назвать единым течением, как, скажем, модернизм. С начала 60-х годов XX века мы наблюдаем проявление ряда течений, которые тем или иным образом обращаются к историческому наследию. Возникают такие течения, как регионализм, контекстуализм, антимодернизм, деконструктивизм и др. Их методы весьма разнообразны. Множественность явлений культуры порождает неоднородность мышления. Постмодернизм распадается на ряд «рукавов», и даже каждый отдельный мастер представляет свое самостоятельное направление или «русло». В них нет единства. Их всех объединяет только одно – интерес к истории. И  это не простой интерес. Он не похож, например, на то, как относились к истории XIX веке. В период эклектики изучалась фактическая история. Архитектурные памятники так же, как и предметы быта или декоративного искусства, описывались, зарисовывались, обмерялись и вычерчивались. Шла работа по фиксации и инвентаризации, а затем использованию «готовых» стилевых систем: древнеримской, готической, византийской, древнерусской и т.п.

    Современный постмодернизм совсем иначе относится к истории. Постмодернистская культура подвергает все сомнению. Она производит деструкцию всего и вся. Мастера постмодернизма тем или иным способом пытаются препарировать как ближайшие, так и давние исторические явления, и давать им свою интерпретацию. Например, у Майкла Грейвза мы найдем древнеегипетские мотивы в сочетании с рафинированной  модернистской структурой, у Рикардо Бофилла – диалог с классицизмом, у Марио Ботта – пространственное выражение абстракционизма начала XX века и т.д. Аналогичные приемы мы найдем и в моде «от кутюр».

    Современная постмодернистская культура впитывает в себя предшествующими столетиями. Теперь эти традиции находят свое отражение и интерпретацию в современном художественном творчестве и мышлении. Архитектура, дизайн интерьера и мебели, декоративное и прикладное искусство, моделирование одежды – все эти сферы пронизаны духом разложения и интерпретации исторических идей.

    С этой точки зрения Джанни Версаче так же, как Джон Гальяно, Жан Поль Готье, Александр Маккуин, конечно же, постмодернист. Творчество Джанни Версаче приходится на 70-90 годы, то есть время формирования постмодернистских взглядов, приемов, техник художественного творчества. Личная смерть мастера не прекращает прцесс жизни его творений. Их воздействие продолжается во времени. Осталась его семья (сестра Донателла в настоящее время возглавляет Дом Версаче, и именно она является автором последних коллекций одежды и аксессуаров), остался его дом…, остался стиль жизни и стиль одежды Версаче. Тема разрушения проходит красной нитью в искусстве второй половины  XX века. Насильственная смерть Версаче в какой-то мере может служить символом деструктивного принципа постмодернизма.

    Постмодернизм, по сути своей, эклектичен. Он вырезает и соединяет разные, накопленные веками приемы, средства, подходы, сплавляет их воедино и таким образом создает новую особую субстанцию. В творчестве Версаче мы найдем глубокую европейскую традицию, восточные влияния и авангардные искания. Для него нет ничего невозможного в том, чтобы соединить древнегреческий орнамент, барочную пластику, древнеримские детали. В интерьере, предметах быта и одежде богатство и роскошь императорского Рима легко сочетаются с лаконичными приемами современного авангарда. Версаче аналогично мастерам Ренессанса универсал. Он одинаково легко творит одежду и мебель, ковры и сервизы столовой посуды, применяя деструктивные приемы кроя к моделированию любой вещи.

    Язык современного дизайна формируется на подсознательном уровне. Мастер раскладывает перед зрителем отдельные фрагменты ранее целостных культурно-исторических систем, а мы, в силу своей эрудиции и интеллекта, должны уловит, почувствовать и выстроить ассоциативные ряды и связи, понять, что было сказано, в чем состоял намек.

    Профессиональное сознание выделяет в среде знаки, отсылающие к разным художественным культурам. Это барокко и ампир, классицизм и древний Восток. Общее впечатление создается не самими вещами, а их сопоставлением в контрастных и нюансных сочетаниях. Неожиданные сочетания создают ощущения разговора или шумной беседы, где в общем шуме мы различаем отдельные голоса.

    Мастера постмодернизма ищут новые средства выражения. Ассоциация становится главным методом творчества. Она может быть как исторической, так и стилевой, и смысловой.

    Образцы могут носить исторический характер, напоминать нам античные мифы, религиозные сюжеты, вызывать природные ассоциации. Например, в коврах Версаче мы найдем сочетание мотивов африканской охоты (тигровые и леопардовые шкуры) с древнегреческим меандром или рисунок шкуры жирафа, обрамленный богатым растительным орнаментом, напоминающим фризы древнеримских храмов. Сами названия ковров, такие как «классический жираф», «земля снов», «сад мандаринов», «Wild classic» и «Wild barocco» – подсказывают нам ряд ассоциаций. Одно только сочетание этих слов говорит о соединение несоединимого, о коллаже или сложении двух миров. Это мир дикой природы и мир рафинированной культуры.

    Искусство оказывается языком. Главной ценностью для постмодернистского мышления является язык как передатчик информации, а художественное произведение в этом случае становится тестом.

    Приемы кроя одежды легко перемещаются в дизайн. Версаче свободно применяет приемы цитирования, свойственные литературе и архитектуре. Стилевые детали «выкраиваются» из прошлого и, как знаки, помещаются в несвойственную им среду. Такие античные символы и изображения, как меандр и голова медузы – горгоны – неотъемлемые знаки дизайна предметов и интерьеров Версаче. Например, на посуде появляется не только меандр – античный орнамент, берущий свое начало от извилистой реки в Малой Азии, но и изображения рога изобилия, крылатых львов, грифонов, амуров.

    Для обострения идеи исторические детали используются в неисторическом контексте или в противопоставлении среде. В интерьере цитирование предполагает контрастное включение предметов мебели, стилизованных в древнеримском стиле, в стиле барокко, классицизма или ампира часто в весьма аскетичное пространство.

    Иногда эти ассоциации направлены на эпатаж. Предметы домашнего обихода, какими роскошными они бы ни были, выставляются в совершенно несовместимой с ними гранжевой среде: на фоне руинированного пейзажа, в грязи, в диком природном окружении. Совершенство стилизованной под ампир мебели противопоставляется разрушающейся среде – мокрый асфальт, покрытые плесенью и паутиной, облупленные стены.

    К подобным контрастам прибегает Версаче и в собственном доме «Каза Казуриана» в Майами. В старинном здании, с уже заданной прежним автором стилистикой испанской псевдоготики, Версаче смешивает античные статуи и цветные витражи, итальянские гобелены и арабские узоры, мозаичные полы и фрески, венецианское стекло и рисунки Пикассо. По роскоши этот особняк может сравниться только с виллами позднего ренессанса или классицизма.

 Мебель в доме проектировал сам Версаче. Эффект богатства и роскоши создается не только дорогими бархатными тканями, но и за счет сочетания тонко прорисованных золотых орнаментов и деталей на черном фоне. Букеты и гирлянды цветов обильно украшают самые разнообразные предметы: обивку мебели, ковры, постельное белье, скатерти, посуду. Карнавальность, яркость, праздничность отличают образный строй стиля Версаче.

    Соединение в интерьере разностилевых предметов приводит к тому, сто среда становится коллажной, многосоставной, наталкивающей на размышления. Казалось бы, дизайн зашел в тупик. Нет нового стиля, не ясно направление дальнейшего движения. Но именно в этой неопределенности лежит ключ к разгадке.

    Постмодернист (неважно дизайнер он или кутюрье) связывает прошлое и будущее, он строит будущее из своего осознания прошлого. Эта связь прошлого и будущего создает совершенно новые формы и интерпретации. Поэтому, обращаясь к языку постмодернизма, мы можем сказать, что это – полилог, то есть соединение множества разных логик. Он сложен для понимания и многослоен. В нем разные исторические и культурные традиции соединяются вместе. В одном и том же люди видят совершенно разные смыслы и картины. Множество принципиально разных суждений получает право на диалог. И каждый может творить и выражаться по-своему.

   

 

 

Детские:
4 5 9 3_1
Кухни
29 31 _0001 999
Спальни:
13 22 6 7_0
Квартиры:
dsc_0017 dsc_0051 dsc_0057 dsc0249
Частные дома:
dsc_0021 dsc_0028 333 666